Мир в состоянии раздора,

И, свой удел поправ,
Бык забодал тореадора,
В чем был, конечно, прав.
Однако прав был и тореро,
Не показавший класс:
Он мог наемником, к примеру,
Поехать на Донбасс,

Стать рэкетиром, сутенером,
Грабителем ларьков -
А он лишь стал тореадором
И убивал быков.

Быков, сиречь четвероногих,
Быков, а не людей,
И был лишь этим - лучше многих
И вовсе не злодей.

Вполне понятная картина
И ясная мораль:
Бык - неразумная скотина,
И нам его не жаль.

И пусть "зеленые" придурки,
Что плачут над быком,
Жуют банановые шкурки
И ходят босиком,

А тот, кто в обуви из кожи
Ест мясо, например,
А на корриду корчит рожи -
Кретин и лицемер.

А бык бы даже на свободе
Закончил, околев -
Быков едят в живой природе,
Дерут и волк, и лев.

И эта смерть - когда терзают
Их заживо клыки -
Страшнее, чем когда вонзают
Тореро в них клинки...

Однако голос мизантропа
Не сдержит неприязнь:
Вы ж, блин, гуманная Европа,
Поотменяли казнь,

Маньяк, замучивший жестоко
Три дюжины детей,
Живет до окончанья срока -
Его убить не смей!

Тирану, что обрек на муки
Не дюжину - мильон,
Вы смирно подаете руки,
Пока у власти он,

А ежели в Гааге все же
Он свой закончит путь,
То и его убить негоже,
О мести позабудь!

А мало ль сволочи пожиже -
Насильников, воров,
Продажных журналюг и иже?
Да просто будь здоров!

Вот их бы всех бы на корриду,
И чтоб под общий рык
Мог каждый выместить обиду!
А что вам сделал бык?!

Быки живут себе на свете,
Невинны и чисты,
Все зло приносят на планете
Двуногие скоты!

Пусть ненасильственные меры -
Пустая круговерть,
Не бык - и даже не тореро -
Здесь заслужили смерть.

Но бубен пропаганды шумен,
А правды глас - увы.
А бык, конечно, неразумен,
Зато разумны вы -

Вы, сборище ханжей и трусов,
Скупцов и дураков,
Носителей шаблонных вкусов
И масок добряков,

Вы, чья мораль и убежденья -
Коллаж рекламных врак,
А кто свое имеет мненье,
Для вас - опасный враг,

Вы, даже в рамках вашей роли,
Расписанной без вас,
Лишившиеся всякой воли
К чему-то, кроме фраз:

"Мы озабочены! Убийцы!
Ах-ах, какой кошмар!",
И тут же вновь у кровопийцы
Вы купите товар;

Закрыв глаза, заткнувши уши,
Вы движетесь толпой,
Скормив телеэкрану души,
Предписанной тропой,

А если кто поверит даже
Глазам, а не словам,
"Что я могу один?" - он скажет;
На то и разум вам.

Бык неразумен. Он не ведал,
Что шансов он лишен,
Что враг его не раз обедал
Такими же, как он,

Что бросить вызов стадиону -
Ребяческий порок,
И он не в плащ, как по шаблону,
А в бок вонзает рог!

О символ бунта безымянный,
Как Сатана, рогат
(Тот тоже был за бунт свой странный
Низвергнут прямо в ад,

Хотя природные законы
Дают простой ответ:
Рога есть средство обороны,
У хищников их нет!) -

Ты показал, что одиночки
Сильнее королей,
Когда отбрасывают строчки
Предписанных ролей,

Что и один наносит в поле
Критический урон,
И что важнее сила воли,
Чем численность сторон.

И, стало быть, не все кромешно,
Не все предрешено!
...Хотя быка потом, конечно,
Убили все равно.

Юрий Нестеренко, 2016 г.

P.S. 10 июля 2016 годв впервые за 30 лет во время корриды погиб матадор. Бык убил Виктор Барриона на глазах у его жены.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)