Меня очень возмутил конфликт с директором Психоневрологического интерната (ПНИ), который находится в с. Акташ Улаганского р-на Республики Алтай по улице Парковая, 32, Ямановой Людмилой Аилдашевной. Прошу помочь вас разобраться в этом сложном и возмущающем меня деле, так как мы живем в правовом государстве, и наши права гарантирует конституция РФ.

16 февраля 2016 года я, Чабачакова Светлана Александровна, написала заявление министру труда, социального развития и занятости населения РА Тюхтеневой В.А. по поводу жалобы моей дочери Манеевой Урсулы Николаевны в отношении директора Ямановой Л.А. и разбирательства в коллективе ПНИ. Находясь в служебном кабинете с моей дочерью Манеевой У.Н., работающей в этом ПНИ поваром, Яманова Л.А. необоснованно обвинила ее в распространении слухов и сплетен. А именно: что Урсула распространяла про нее слухи о том, что она (Яманова Л.А.) продает уголь, принадлежащий ПНИ, в с. Онгудай. Пользуясь своим служебным положением, Яманова Л.А. перешла на угрозы и вымогательство. Она заявила, что Урсула будет ей платить 500 000 рублей морального ущерба и будет перед всем коллективом стоять на коленях и просить прощения у нее. За что? Дочь была в шоковом состоянии от ее нападок и заявления, у нее случился сердечный приступ, вызывала скорую.
После жалобы дочери в этот же день я, пожалев ее, и решив, что так нельзя поступать со своими работниками, написала заявление министру труда, социального развития и занятости населения Тюхтеневой В.А. Я надеялась, что она как министр огромной и самой нужной отрасли – социальной жизни – разберется в данной ситуации. Вместо этого Тюхтенева В.А. переправила мое заявление обратно в ПНИ в Акташ, а Яманова Л.А. вынесла на обсуждение коллективного собрания.
19 февраля 2016 года в ПНИ в Акташе мое заявление без моего присутствия на коллективном собрании зачитал и представил замдиректора ПНИ Боделуков Андрей Геннадьевич. Яманова Л.А. дала понять коллективу, что я в своем заявлении обвиняю ее и коллектив ПНИ (кочегаров) в продаже угля. Про уголь в моем заявлении не было и речи. По мнению Ямановой, органом, который должен рассмотреть мое заявление, стала кочегарка ПНИ, а представителями этого органа – граждане А.К. Кусаинова (секретарь директора ПНИ), О.И. Чалчикова (специалист по кадрам), Т.И. Чичинова (помощник повара). Пользуясь своим служебным положением, Яманова Л.А. решила наказать меня и мою дочь Манееву Урсулу Николаевну по-своему.
В ответ моему заявлению было организованы массовые жалобы в мой адрес и направлены министру труда и социального развития республики Тюхтеневой В.А.
Далее директор ПНИ Яманова Л.А. подала исковое заявление в отношении меня и дочери Манеевой Урсулы Николаевны в Улаганский районный суд «о защите чести и достоинства, о взыскании с каждого морального вреда по 500 000 рублей». Прекрасно зная, что моя дочь, работая поваром, получает 5 тысяч рублей (оклад 2 800 рублей), является матерью одиночкой (воспитывает двоих несовершеннолетних детей), она не погнушалась потребовать 500 000 рублей. Что касается меня, то я являюсь инвалидом 2-й группы, пенсионером по возрасту, пенсия у меня составляет 5 т.р. Я – гипертоник, больной человек.
Что я сделала такого противозаконного, что на меня подали иск на 500 000 рублей? Получается, директор ПНИ Яманова Л.А. сама придумала слухи и навязала их Манеевой У.Н., создала конфликтную ситуацию и вовлекла меня в в этот конфликт, далее написала иск о взыскании морального ущерба! Человек, руководитель, который руководит организацией, где находятся ущемленные, больные люди!!!
14 апреля состоялся суд в с. Улаган Улаганского р-на. Судья – Тюхтенева Т.В. В ходе суда появились какие-то люди, назывались свидетелями и вместе с директором Ямановой Л.А., требовали наказать меня по всей строгости закона. У меня от этого безобразия поднялось артериальное давление, самочувствие ухудшилось прямо в зале суда во время процесса. Судья Тюхтенева сама вызвала скорую помощь прямо в зал суда. Свидетели Чалчикова О.И. (специалист по кадрам) ПНИ, Чичинова Т.М. (помощник повара ПНИ), Кусанива А.К. (секретарь руководителя ПНИ), кочегары В.А., Кузлеков В.Н., Жигилев Е.Г., Казанцев А.В., Сафронов И.В., Шадрин Е.В., Казанцев А.Л., Казанцев В.И., Романов А.А., Устимбеков А.Ю. давали против меня показания, хотя я к ним никакого отношения не имела.
Они так же до этого организовали массовые заявления министру труда РА Тюхтеневой В.А., где просили наказать меня по всей строгости закона. Без объяснений ясно, что все это организовано Ямановой Л.А..
В ходе заседания суда Яманова Л.А. не изменила своего решения вымогательства, но цену снизила с 500 000 рублей с каждого на 50 000 рублей с каждого.
До суда моя дочь подверглась еще одной психологической нападке со стороны директора Ямановой Л.А. Яманова «давила» на мою дочь тем, что Урсула якобы является родственницей бывшего директора ПНИ Сариной Маи Васильевны, что она (Урсула) получила на халяву служебную квартиру. Если судить по фактам: когда РПНИ переехал из Горно-Алтайска в Акташ, все новые работники получили служебные квартиры! Все до единого, у всех были одинаковые права. Но под таким психологическим давлением, Урсула не выдержала и освободила эту квартиру. В скором времени работники ПНИ, в том числе и Урсула, должны были приватизировать эти квартиры. Наверное, Ямановой так сильно нужна была эта квартира?!!! (адрес: ул Фрунзе 7, кв. 12).
Решение Улаганского суда было не в пользу иска Ямановой Л.А. Суд отказал удовлетворять ее требования! Это ли не является доказательством неправоты и лицемерия Ямановой Л.А. Но и после суда директор ПНИ Яманова не остановила свои «атаки» на мою дочь. Яманова гнобила ее в прямом смысле этого слова. Не выдержав эту психологическую расправу, моя дочь Урсула подала заявление об уходе и уволилась с работы.
Я полагаю, что Яманова Л.А. превысила свои должностные полномочия, придумала весь этот спектакль для вымогательства денег, для исполнения своих корыстных целей, выдворить с квартиры мою дочь Урсулу, далее уволить ее любым способом. Для этого она натравила на нее весь коллектив. Члены коллектива, во избежание ссоры с директором, как положено «выполнили» свою миссию.
В данный момент моя дочь уволилась, осталась без работы. Она не выдержала травлю со стороны Ямановой Л.А., специалистов Мараловой С.В. (зав. столовой ПНИ), начмеда Карпенко Ф.П., замдиректора Боделукова А.Г., диетбрата Абизива Э.Н.. Эти люди ополчились против нее, придирались к ней по любому поводу, искали нарушения в работе, разбирали в собраниях. В итоге этих специально сделанных нападок, моя дочь Урсула, мать-одиночка, воспитывающая двух несовершеннолетних детей, написала заявление об уходе!!!
Я не понимаю, республиканский психо-неврологический интернат является частной конторой или государственным учреждением? Яманова Л.А. является государственным служащим или частным собственником психо-неврологического интерната? Министр труда, социального развития Тюхтенева В.А. направляет мое заявление обратно в ПНИ Ямановой Л.А., как к собственнику, она в свою очередь наказывает, как хочет. Получилось так. Исходя из всех событий, что произошли с нами за этот период времени, я сделала вывод, что Яманова Л.А. является собственником ПНИ в Акташе, ПНИ – не госучреждение, а частная лавочка. Где директор как хочет, так и поступает не только со своими сотрудниками, а так же со всеми вопросами, касающимися жизни и работы своих сотрудников (заработная плата, оплата ЖКХ, премиальные, служебные квартиры). Вы знаете, сколько получает рядовой сотрудник ПНИ? Официально – 2800 рублей! А какие надбавки, сколько, кому – лично в компетентности директора. Яманова Л.А. еще при таком низком окладе повара, которая имеет двоих детей в иждивении, хотела взыскать 500 000 рублей за те слова, слухи и сплетни, которые она никогда не говорила!!! Нонсенс! Получается, Яманова Л.А. сама придумала, создала конфликт и тем самым хотела обобрать почти нищего повара, которая не знает, как прокормить своих детей! Подумайте, есть ли совесть у этого руководителя? И как она может возглавлять столь сложное по смыслу учреждение, где живут больные люди!
Кстати, по поводу ПНИ в Акташе и лично Ямановой было очень много публикаций в СМИ республики. Было много анонимных писем. Люди, боясь расправы, писали анонимно. Свою боль высказывали таким образом. Вопросы касались все так же заработной платы, оплаты ЖКХ, приватизации квартир.
Сегодня в ПНИ обстановка крайне напряженная. Люди взбудоражены. Все боятся что-либо высказать. Моя вторая дочь Абраимова Марина Владимировна тоже работает в этом ПНИ санитаркой. После случая с Урсулой, Яманова Л.А. пользуясь своим служебным полномочием, начала психологическую травлю против Марины. Натравила своих специалистов, те в свою очередь преследуют в прямом смысле этого слова, доносят и пишут жалобы, ей урезали заработную плату. Явно добивается того же, что произошло с Урсулой – чтобы Марина, не выдержав психологических нападок, написала заявление об уходе по собственному желанию! И таких неугодных ей людей немало. Некоторые из них сидят, не могут высказать и слова против Ямановой, боясь остаться без работы и квартиры. А вопросов очень много.
Исходя из вышеизложенного напрашиваются вопросы, вот некоторые из них:
1.Имеет ли право Яманова Л.А., будучи директором столь значимого и гуманного учреждения вести «войну» со своими работниками?
2.Имеет ли право Яманова Л.А. оставаться руководить столь большим коллективом ПНИ, сама создавая скандалы и склоки, вплоть до судебных разбирательств и вымогательства до 1 млн рублей?
3.Министр труда и социальной защиты населения Тюхтенева В.А. является председателем республиканской общественной организации «Матери России», не противоречит ли она своими поступками этому статусу. Тюхтенева В.А. способствовала травле и угнетению одинокой и беззащитной мамы, матери двоих несовершеннолетних детей.

Я считаю, что все поступки директора ПНИ Ямановой Л.А. неправомерны. Пусть население республики знает, какой кощунственный человек руководит Психоневрологическим интернатом в Акташе, который может с любого, неугодного сотрудника взыскивать 500 000 рублей, даже за те слова, которые он не говорил. Который может организовать психологический мор против любого неугодного сотрудника!!! Будьте бдительны. О жалости и понимании к людям (сотрудникам и вообще к человеку) и речи нет, как я поняла.

С.А. Чабачакова, пенсионер

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.21 (7 голосов)